Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

«Это наша общая победа»

13.10.2017, 14:07      Новости Орла

№34 (482) от 12 октября 2017 г.

В среду орловских журналистов пригласили на пресс-конференцию, темой которой стала досрочная отставка губернатора Потомского. Ее провели оппоненты бывшего губернатора, которые на протяжении трех с половиной лет открыто заявляли, что такой персонаж, как Потомский, не может и не должен руководить областью, инициировали и проводили митинги и акции, собирали подписи за его отставку — и их усилия увенчались успехом. На вопросы журналистов отвечали депутаты областного совета Виталий и Игорь Рыбаковы, депутаты Орловского горсовета Игорь Коновалов и Сергей Елесин, председатель местного общественного движения «Родной Орел» Алла Борисова и депутат Орловского городского совета IV созыва адвокат Андрей Рослов. Разговор, на наш взгляд, получился содержательным и разноплановым. «Орловская среда» публикует наиболее интересные по нашему мнению вопросы и ответы, прозвучавшие на пресс-конференции.

Сайт «Орлец» (вопрос Виталию Рыбакову):

После отставки Потомского будут ли продолжаться активные действия, связанные с отношением широкой орловской общественности к его деятельности на посту губернатора Орловской области?

Виталий Рыбаков:

Я патриот своей малой родины, я здесь живу давно. Конечно, я буду и дальше вскрывать эти язвы, которые Орловская область получила за три с половиной года правления Потомского. Вчера издание «Орловские новости» сообщило, что сотрудники полиции 10 октября провели обыски в фирме «Экотек», которая принадлежит двоюродному брату экс-губернатора Потомского Артему Багдасарову. Оперативников интересовали документы по исполнению работ по госконтрактам и финансовым взаимоотношениям с типографией «Труд». По этой же теме в сентябре была статья в издании «Орловская среда» — и уже тогда было много вопросов к деятельности Потомского и его подчиненных. Напомню, что председателем совета директоров типографии «Труд» является первый заместитель губернатора Потомского Александр Бударин, а департаментом госимущества, который управляет 100 процентами акций предприятия, руководит одиозная личность — Андрей Абрамович Синягов, которому, я думаю, правоохранительные органы зададут в свое время много вопросов. Хочу заметить, что мы подготовили целую серию депутатских запросов, и в связи с ними правоохранительные органы проявили здоровый интерес к определенным деяниям команды Потомского и его лично. Тем для депутатских запросов много. Например, в результате бездействия того же Синягова бюджет недополучил порядка трех миллионов рублей с объекта малый Петербург. Много вопросов по аренде имущества в Орловском полесье. По ремонту улицы Ленина будут задаваться вопросы — по поводу работавших там фирм. В том числе и господину Усикову, который пошел на повышение после «успешной» сдачи юбилейных объектов. Это будет системная серьезная работа.

«Орловская среда» (вопрос к депутату Игорю Рыбакову):

Вы организатор одной из самых мощных и креативных акций «Потомский, уходи!». Как сегодня всем понятно, акция оказалась успешной. Что послужило поводом для ее проведения, почему был избран такой формат?

Игорь Рыбаков:

Идея акции на самом деле возникла спонтанно. 3 апреля проходила сессия областного совета, где присутствовал товарищ Потомский и бойко отчитывался о своих достижениях. Я его послушал и сказал ему в ответ, что за время его правления все развалилось: дороги отвратительные, предприятия закрываются, предпринимателей вытесняют в другие регионы… И я сказал ему прямо, в лицо: «Товарищ Потомский, вы сели не в свои сани. Признайте это и уйдите в отставку». На что последовал ответ, что решение об этом в свое время будут принимать жители Орловской области. И тут же у меня родилась отличная, на мой взгляд, идея: «Потомский, уходи!». Я на свои деньги напечатал в типографии наклейки с этим слоганом и начал раздавать гражданам. Бесплатно. Хотя в своем недавнем интервью Потомский заявлял, что организаторы якобы платили по 1000 рублей, и что якобы на каком-то предприятии работников увольняли, если они не брали наклейки. Это все вранье. Наклейки раздавались совершенно свободно, в любое время любой желающий мог их взять абсолютно бесплатно. Это зависело от гражданской позиции каждого. Более 20 тысяч наклеек мы раздали. Их клеили не только на автомобили, но и на гаражи, на дачи, на заборы, на мусорные баки… Я благодарен всем орловчанам, которые поддержали акцию, не побоялись. Надо было иметь смелость, чтобы повесить такую наклейку на свой личный автомобиль. Я считаю, что акция удалась, у нас все получилось, товарищ Потомский отправлен в отставку. Телеканал «Истоки»: В одном из последних интервью господин Потомский сказал, что оставляет область неразоренной. Вы согласны с этим?

Виталий Рыбаков:

С того дня, как нога Потомского ступила на орловскую землю, я понял, что этот человек не принесет ничего хорошего Орловской области. Можно считать, это было предчувствие. И за три года кошмара, который мы все пережили, мы все увидели, что это так и есть. Ничего хорошего он области не дал, хотя в своей последней речи во время представления исполняющего обязанности губернатора говорил, что у нас все растет, все колосится.

Игорь Коновалов:

Если не считать, что за три года правления Потомского госдолг области вырос почти в два раза, а долг муниципалитета (города Орла — прим. ред.) на сегодняшний день составляет полмиллиарда рублей, и еще полмиллиарда взяли в кредит… Если не считать, что многие предприятия закрыты… Если не считать провальную работу по ремонту дорог, когда в 2016 году из 639 миллионов с нарушениями было потрачено порядка 400 миллионов рублей бюджетных средств… Если не считать, что провалены практически все юбилейные объекты — а это улица Ленина, набережные, театры и так далее… Тогда, наверное, да: он оставил нашу область неразоренной.

Сергей Елесин:

Хотел бы добавить, что слова Потомского об успехах области никогда не сходились с реальной ситуацией. В том числе и его отчет о достижениях на сессии облсовета 3 апреля. В Орле с открытой лекцией выступал академик РАН Аганбегян. И он сказал, что 2016 год был худший год для Орловской области — по всем показателям. Приведу конкретный пример из строительной сферы: как говорит статистика, в строительной сфере показатель возведения многоквартирных домов в 2016 году упал на 26%

Аналогично — во всех остальных сферах. Рост, если не ошибаюсь, был отмечен только в сельском хозяйстве.

Игорь Рыбаков:

— Последний раз я видел Потомского на сессии облсовета третьего апреля — больше он туда не являлся. А я хотел его попросить пройти проверку на детекторе лжи. Потому что, как сообщалось в прессе, люди из его ближайшего окружения, попавшие под следствие, заявляли, что давали взятки чиновникам опять же из его ближайшего окружения, и эти взятки якобы должны были передаваться ему. Кстати, его коллеги — губернаторы Архангельской области, Ставропольского края, мэр Иркутска проходили детектор лжи — и прошли. Потомскому, к сожалению, не пришлось. Но, может быть, его новое руководство нас услышит и все-таки его проверит?

«Коммуналка онлайн»: Хотелось бы поднять тему капремонта. Сейчас на головы жильцов отремонтированных домов льется вода, и люди не понимают, что ответственность лежит на администрации области, потому что область — учредитель регионального Фонда капремонта. В состоянии ли депутаты заставить Фонд отчитываться вместе с властью не только о том, сколько денег они собрали, но и почему они вовремя не исполняют свои обязательства, почему подрядчики бросают недоделанные объекты и исчезают, а жители остаются ни с чем?

Андрей Рослов:

Мое знакомство с Вадимом Потомским началось в 2014 году именно с его попытки трудоустроить меня в Фонд капитального ремонта на должность заместителя руководителя. И я могу сказать, почему эта система не работает у нас в Орловской области. Мне Вадим Владимирович очень дотошно объяснял, что через мои руки будет проходить 50-60 миллионов рублей в месяц. Это был основной момент, который должен был убедить меня идти на предложенную должность. Если бы я дал добро, как говорит Вадим Владимирович, на берегу, то есть спросил, какой мой процент, то я бы там работал. Из этой беседы я понял, что к этому человеку не то что в команду — на пушечный выстрел подходить нельзя. Обратите внимание: в бытность его губернатором на всех должностях, связанных с большими деньгами, была огромная текучка кадров. То есть там нет руководителя, с которого можно было бы спросить. А Фонд капремонта не работает потому, что его основная задача — собирать деньги. Маржа, которая образуется между освоенными и неосвоенными средствами, позволяет их прокручивать и получать определенный профит. Безусловно, без тотальной ревизии начинать здесь делать что-то новому врио губернатора просто невозможно. И пока не будет команды, которой движут интересы граждан, ничего измениться не может. У нас в Орловской области сложилась, а при Потомском укоренилась каста не-управленцев, каста людей, которые близко не должны быть подпущены к власти. А между тем умных, образованных людей, которые готовы действительно изменить ситуацию и начать поднимать Орловщину с колен, у нас огромное количество. Игорь Коновалов: К сожалению, у нас имеет место безнаказанность. То есть люди, которые принимают решения, подписывают правовые акты, акты приемок, не несут никакой ответственности. И мы получаем, если говорить о капремонте, раскрытые крыши, отсутствие отопления, или, например, недоделанные юбилейные объекты. Сергей Еелесин: Как мне кажется, проблема в том, что при выборе подрядчиков проводится какой-то внутренний розыгрыш лотов на выполнение работ по капремонту. И эти лоты укрупняются, то есть каждому подрядчику дают не один лот, а много, чтобы масляный кусок был пожирнее. А подрядчик, который имеет уставный капитал 10 тысяч рублей, нанимает субподрядчика, организацию, которая одна должна выполнить огромный фронт работ. Естественно, сделать это качественно невозможно. А если бы подрядчики были запущены на объект вовремя, с начала года, а не с середины, если бы было достаточное количество этих подрядчиков, если бы они могли обеспечить необходимое число работников на объектах, таких проблем не было бы. И на сегодняшний день у исполнительной власти и области, и города есть инструменты влияния на подрядчиков, но они как люди подневольные обязаны выполнять указания сверху и делать такие контракты, которые будут выгодны не жителям города, а фирмам, аффилированным с высокими должностными лицами. Вот основная проблема. Она системная. Виталий Рыбаков: Ко мне в руки попали документы с результатами проверки, проведенной серьезным ведомством, в результате которой выяснилось, что в ходе капремонта только четырех многоквартирных домов было украдено 15 миллионов рублей. А сколько домов ремонтируется в нашем городе? Поэтому я думаю, что у правоохранительных органов должны возникнуть вопросы и к другу Потомского Александру Ремиге, который курировал Фонд капремонта.

«Орловская среда»:

Сейчас мы говорим о возможном интересе правоохранительных органов к сподвижникам Потомского, но пока эти органы проявляют интерес к тем, кто Потомскому оппонировал. В их числе оказалась и руководитель общественного движения «Родной Орел» Алла Борисова. Как раз после того, как движение подало заявку о проведении митинга с требованием отставки Потомского. Как развивается эта история в настоящее время?

Алла Борисова:

Да, движение «Родной Орел» подало уведомление о проведении митинга, который должен был состояться 26 мая. Мы просили хорошую площадку в центре города, но нас сослали на Химмаш. И 26 мая, за несколько часов до начала митинга, из средств массовой информации я узнала, что в отношении меня возбуждено уголовное дело и что в этом уголовном деле я прохожу как лидер ОПГ. Но митинг все равно прошел.

Почему это произошло? Я считаю, что главной целью в данном случае было сорвать митинг. Потому что Потомский боялся слышать правду, боялся слышать наш народ, наших земляков, которые пытались донести до него, что он натворил за три с лишним года, пока стоял во главе региона. На сегодняшний день уголовное дело существует, его никто не закрыл, и я считаю, оно носит заказной характер. Потому что движение «Родной Орел» неоднократно обращало внимание и правоохранительных органов, и СМИ на деятельность Потомского, потому что мы хотели, чтобы в области был порядок, чтобы нас услышал Владимир Владимирович Путин и избавил нас от такого руководителя. Дело ведет небезызвестная Мария Позняк — и ведет так, как она, наверное, считает нужным.

Дмитрий Краюхин (вопрос Виталию Рыбакову): Всем понятно, что главной причиной конфликта со стороны Потомского стало то, что вы попытались баллотироваться на должность губернатора Орловской области. Планируете ли вы попытаться баллотироваться на должность губернатора в 2018 году? Виталий Рыбаков: -Хочу заметить, что, если поднять документы избирательной кампании 2014 года, я неоднократно обращался с разного рода заявлениями в прокуратуру, в избирательную комиссию, и все вы свидетели того, как Вадим Владимирович Потомский победил на выборах — с какой явкой, с каким процентом ( 89 процентов)… Я очень много разговаривал с жителями нашей области, я спрашивал — постфактум: вы за кого голосовали? Мне говорили: мы не голосовали, наши знакомые не голосовали. И я задумался: вот «прославился» Болховский район, где явка была за 90 процентов, нужно сделать запрос в избирательную комиссию Орловской области, в центральную избирательную комиссию, нужно поднять регистрационные журналы и выборочно сличить подписи. И в эту комиссию попросить включить депутатов. И сразу будет понятно, насколько я полагаю, что выборы губернатора 2014 года Вадима Потомского нелигитимны. И соответственно трехлетние его правление в нашей области тоже будет незаконным.

Насчет выборов — пойду я или нет, я отвечу словами нашего уважаемого президента: рано еще пока, поживем — увидим, я приму решение, которое посчитаю нужным. Вы первыми узнаете об этом.

«Орловская среда» (вопрос Андрею Рослову): Вы являлись инициатором сбора подписей за отставку Потомского. Как вы считаете, сыграла ли эта инициатива роль в его досрочном увольнении? Андрей Рослов: — Было собрано 14,5 тысячи подписей жителей Орловской области. Мы получили два ответа из администрации президента идентичного содержания: обращения направлены в специальное подразделение администрации президента России. Я полагаю, в администрации президента не каждый день и не каждый год можно увидеть гражданина, который приносит такую стопку — пронумерованную и прошнурованную, с таким количеством подписей. Я думаю, это сыграло свою роль. Эта процедура была инициирована на митинге 8 августа 2016 года. Собирая подписи, мы просто остановились в какой-то момент, просто посчитали, что нужно было быстрее передать их. Я думаю, через месяц мы могли бы собрать сто тысяч подписей, а не 14,5 тысячи. Напомню, я также направлял обращения в министерство обороны и генеральному прокурору. Ответы шокировали: человек на глазах у всей России был лишен воинских званий, и как офицеру в отставке, с моей точки зрения, ему абсолютно не присуще чувство чести. Мы все помним его высказывание: «А что, собственно, произошло? Я губернатор, и в сравнительных категориях это тот же генерал-майор или генерал-лейтенант». А дальше были вызовы в Следственный комитет, с подачи Мерзликина появились псевдостудентки, которых якобы заставляли — я как организатор — за деньги собирать подписи. Сегодняшняя ситуация, когда нашими усилиями — жителей города Орла — отправлен в отставку псевдоподполковник и псевдомайор, мастер непонятно каких единоборств — это наша с вами общая победа. Вероника Каткова: Это время запомнилось очень креативными акциями, это акции с гробом, с коровой, с Шреком, Винни-Пухом и Пятачком. Доходило до того, что люди из других регионов интересовались: Винни-Пух и Пятачок нашли Шрека? То есть креативность, с таким хорошим, здоровым юмором, она тоже сыграла свою положительную роль… Игорь Коновалов: -Я вам скажу больше, Шрека искали даже в Грузии. Но не нашли. Сейчас он находится в Заводском РОВД, в темнице, перемотанный скотчем, но я думаю, что он еще будет нас радовать, уже со счастливой улыбкой, с блеском в глазах. Андрей Рослов: Добавлю: если «решетку» на хештеге #ПотомскийУХОДИ поставить в конце фразы, то станет понятно, куда ему уходить. «Вечерний Орел» (вопрос Виталию Рыбакову): У каждого человека бывают важные этапы в жизни. И, когда он их завершает, возникает вопрос: что делать дальше? Вы были главным оппонентом Потомского, ваша личная война закончилась? Это первый вопрос. Второй вопрос: Потомский окончательно ушел или будет пытаться влиять на ситуацию в регионе? И третий вопрос: ваши планы после войны? Виталий Рыбаков: В течение этих трех лет мы с ним много раз встречались. Я пытался до него достучаться. Я ему говорил обо всем, что считаю неправильным. Но я не был услышан. Войны личной не было. Цирк все-таки уехал, но его люди остались на ключевых постах. С этим надо тоже работать. Много вопросов по коррупционной составляющей. Поэтому главный лозунг сегодняшнего дня: вернуть украденное, вернуть «распиленное». Я как депутат работал и буду работать над тем, чтобы наша область вздохнула в ближайшей перспективе, чтобы регионом управляли нормальные чиновники, не приезжие, а те люди, с которых можно было бы завтра спросить, они должны быть местные и с совестью. Думаю, Потомский будет пытаться влиять на ситуацию. Он теперь якобы будет заниматься экологией, мусором. Если судить по фильму Караулова и по тому, что было с мусорным полигоном, когда его зять приходил «отжимать» акции у наших предпринимателей, по строительству завода по мусоропереработке возле балки Непрец в заповедной зона, то и здесь тоже будут вопросы. Разве можно пускать козла в огород или медведя на пасеку? «Орловские новости»: Каким образом вы  будете пытаться добиться отставки тех людей, которые остались от Потомского?

Виталий Рыбаков: -Здесь просто. Вот например, информация по Синягову, который распоряжается государственным имуществом Орловской области. По указанию Потомского из собственности города Орла в область передали сто процентов акций «Орелгортеплоэнерго». Общество это очень странно распоряжалось своим имуществом и прибылью, полученной от аренды. Там проходят сотни миллионов рублей. Есть данные, что была выдача займов, связано это было с родственниками главного «кладовщика» области Потомского. Директор фирмы имеет право выдавать займы до трех миллионов на свое усмотрение без согласования с Синяговыми, Будариными. Так написано в распорядительных документах членов совета директоров. Сто процентов акций принадлежит нашей области. 200 миллионов куда-то исчезли. Руководитель «Орелгортеплоэнерго» — из Ленинградской области. По пятницам служебная машина везет его в аэропорт, и он улетает в Санкт-Петербург. В понедельник утром служебная машина его ждет в аэропорту, он выходит из самолета, садится в машину, к обеду приезжает на работу. На эти поездки оформляются командировки. По моим приблизительным оценкам, где-то около 300 тысяч стоили эти командировки в месяц. Командировки оформляются на выходные дни. И там пишется, к примеру: «центральный офис Газпрома в Санкт-Петербурге». Я оформил депутатский запрос в правоохранительные органы, чтобы внимательно проверили эти командировки. И не исключено, что результаты подобных проверок могут стать поводом для отставки. Виктор Зырянов: В последний день работы Потомский подписал скандальный закон о митингах, который ограничивает возможность проведения публичных акций. Будете ли ставить вопрос об отмене этого закона? Игорь Рыбаков: Первое чтение было в августе. Я выступал категорически против, сказав, что Потомский вместо того, чтобы решать проблемы граждан, улучшать экономику, думает об ужесточении закона о митингах. На мой взгляд, ему кто-то это подсказал, потому что митинги, пикеты, флешмобы, акции… То Шрека арестовывают, то Шрека ищут, то корова гуляет по центральной площади, то акция «Потомский, уходи», плюс пикеты против 15-процентного повышения квартплаты, он устал и, наверное, испугался. Ему кто-то подсказал: что ты там думаешь, запрети — и все…

Мне неприятно, что большинством голосов депутатского корпуса этот закон был принят. Думаю, под нажимом Потомского. Я надеюсь, что этот закон врио губернатора будет отменен. Он должен быть отменен. Потому что это неуважение к жителям. Я предлагаю не только отменить этот закон, я предлагаю вернуть гайд-парк с Химмаша в центр. Пусть это будет площадь Ермолова, Жукова, все равно. Я уверен, что жители будут благодарны новому врио губернатора, если одним из его первых шагов будет отмена этого позорного закона.

Андрей Рослов: -Я думаю, это безусловно состоится. Хотя бы исходя из того, какое отношение у Клычкова сформировалось к свободе выражения мнения. Это абсолютно другой человек, нежели Потомский. Игорь Рыбаков: -Я как депутат сделал запрос, чтобы выяснить, кто голосовал за этот закон — поименно. Мне до сих пор не ответили. Потому что я предложил журналистам напечатать фотографии этих депутатов. Ответа нет — не хочется «красоваться» в газетах. Против выступили КПРФ, «Справедливая Россия», два независимых депутата. Члены фракции ЛДПР, которые были якобы против закона, на самом деле голосовали за его принятие. Я сижу рядом и вижу, кто на какие кнопочки нажимает. Сергей Елесин: Я хочу сказать как непосредственный организатор митинга, который состоялся 8 сентября, что с начала июня я начал подавать уведомления в администрацию о проведении митинга на разных территориях, мне был важен, конечно, центр. Мы поняли, что администрация задними числами просто «проводит» обращения неких общественных организаций, и нам отказывает. Мы прошли около десяти судов. Областной суд подтвердил, что отказы незаконны и разрешил проведение митинга. Так вот, нынешний врио губернатора выступал за свободу слова, сам принимал участие в митингах. Как раз лакмусовой бумажкой сейчас станет вот этот закон. Я считаю, что закон антиконституционный, нарушает права граждан, и, насколько я знаю, таких прецедентов в стране все-таки не было. Андрей Рослов: -Я надеюсь, что Андрей Евгеньевич Клычков не изменит своим взглядам и останется верен своим принципам. Я считаю, что сегодня существует запрос нашего общества на создание правительства народного доверия. Без этого никакое движение вперед невозможно. Те люди, которые узурпировали власть, не отдадут её. С этим должен разобраться врио. Это то, что необходимо делать уже сейчас. Дальше будут выборы. Сегодня наши чиновники знают только, куда нужно отнести какую-либо бумажку. Они в открытую смеются над новичками, если какой-то человек какую-то бумагу не в тот кабинет и не в той последовательности занес. Понимаете, в чем дело? Придут люди, которые учились не за страх, а за совесть, и которые не ходили в период своего интеллектуального развития в малиновых пиджаках. «Вечерний Орел» (вопрос Виталию Рыбакову): Вы лично готовы сотрудничать с администрацией Клычкова? Виталий Рыбаков: Я готов сотрудничать со всеми, кто принесет пользу нашей малой родине, Орловской области. Так как я живу здесь с 1980 года, здесь родились мои трое детей, и я никуда не собираюсь отсюда уезжать. Игорь Рыбаков: Если у главы региона будет хорошая команда, у него все получится. Так же, как получилось у нас: нашими общими усилиями Потомский сейчас отсутствует в Орловской области. Сергей Заруднев, «Красная строка»: Позвольте несколько непопулярных слов в защиту Потомского. Этот человек ведь не в безвоздушном пространстве существовал, правда? К вопросу о внезапно прозревшем Вдовине. К вопросу об облсовете, где чужих-то практически и нет — все орловские. За исключением братьев Рыбаковых, которые возмущались. То, что Потомский ушел — это замечательно. Но правильно ли придавать этому такой эпический смысл — мы победили какого-то великана, гиганта. Может быть, дело-то совсем в другом? Вот, на ваш взгляд, в коридорах власти, в доме, который все называют серым, чем объяснить запредельный уровень холуйства? По-моему, в этом причина такого феномена, как Потомский. Виталий Рыбаков: Новейшая история нашего региона еще даст оценку тому, кто есть кто. Андрей Рослов: Ну не могло просто так такое происходить, чтобы такой персонаж, как Потомский, три года на глазах у всей области выставлял нас с вами дикими совершенно людьми, обещал поотшибать клыки, посмотреть лошади под хвост, называл журналистов чепушилами, одного из политологов назвал чушком, посоветовал закусывать тем, кому не понравилась новая Ленинская. Действительно, без холуйства, без абсолютной беспринципности это было бы невозможно. Те люди, которые сейчас могут влиять на ситуацию в силу своего статусного положения, они не субъектоспособны, они не способны что-либо изменить и что-либо положительное привнести. У одних бизнес, который нужно «крышевать», другие наследили так, что, как только у них не будет статуса депутата, с ними решат вопрос раз и навсегда. Они знают об этом прекрасно. Поэтому, безусловно, должны прийти люди совестливые. Игорь Коновалов: -А я хотел бы поблагодарить Потомского. Знаете за что? За то, что вся страна услышала и узнала, что у Орла есть голос, есть своя точка зрения, есть своя харизма, и следующие губернаторы тоже будут понимать, что нам не все равно, и мы вместе- сила, мы это сделали и будем дальше работать на благо нашей области и нашего города. Нам здесь жить, нашим детям здесь жить. Они приехали — уехали, где они завтра — кто знает. А мы здесь. На своей родной земле. «Орловская среда» (вопрос Виталию Рыбакову): Вы как главный оппонент Потомского неоднократно выступали в нашей газете, давали интервью, комментарии. Я знаю, что очень многие читатели «Орловской среды» вашу точку зрения разделяли и поддерживали. Что бы вы хотели им сказать и пожелать после того, как удалось добиться его отставки? Виталий Рыбаков: Я хочу пожелать читателям вашей газеты крепкого здоровья, и чтобы все мы жили лучше. -А вы верите, что мы будем жить лучше? -Если мы, депутаты, и вы, уважаемые журналисты, не будем молчать, мы не будем жить так, как жили эти три с половиной года.
Источник: orelsreda.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования